logo

Реклама

Реклама



День с вуду-пипл

День с вуду-пипл.



 

Prodigy - чудо, чудовищный,
гениальный, вундеркинд,
одаренный

Многие события нашей жизни забываются на следующий день. Некоторые, самые важные, мы помним долго. И очевидно совсем немногое мы запомним на всю жизнь. Для многих таким событием станет концерт легендарных Prodigy в Киеве. Звук и свет - прокатная компания Зинтеко.

Техническое обеспечение такого рода концертов - довольно сложная и трудоемкая работа. Требуется оборудование высочайшего класса, и люди, способные работать с ним, знающие и опытные. Поэтому, получив предложение о работе с Prodigy, призерами MTV 1997/98 года, мы были вдохновлены и озадачены одновременно. Сервисная компания Зинтеко и раньше выполняла работы такого уровня, но технические требования на этот раз были все же посерьезнее, чем у Scorpions, Deep Purple, Nazareth или Криса Нормана. Кроме технического, также предстояло решить ряд этических и организационных вопросов.
Негласный девиз данного проeкта организаторы сформулировали тогда примерно так: "ОНИ не должны заметить, что здесь финансовый кризис."
Это не их проблемы, что вознаграждение наше грозит оказаться неадекватным затратам и усилиям. Это не их забота, что у нас совсем мало времени на монтаж (в предыдущий день до 14:00 в Киевском Дворце Спорта шли соревнования по гандболу).
Prodigy держат свой имидж - сплетение многих составляющих, таких, как агрессивный звук и свет, вульгарность на сцене, всем знакомые дивные костюмы и грим, музыка и танец, нетерпение к любым фиксирующим устройствам (запись, видеозапись) на концерте, в общем, панки. ОНИ держат марку, и если мы хотим поработать с ними, то должны помочь им выдержать ее еще раз.
И ничего не оставалось делать как рассчитывать на пользу, которую я извлеку, проделав эту работу, и что размышляя об увиденном, я вырасту в своей квалификации. Очевидно, я не ошибся.

 

Человек Звука


Знаете, наверное, в этом бизнесе (я имею ввиду работу с профессиональной шоу-техникой) остаются только очень увлеченные люди. Ну кому может быть интересным, пусть даже за большие деньги, лазить по пыльной крыше Дворца спорта и затягивать на нее тяжелые крюки лебедок, подвешивать звуковой портал, страховать его тросами, как требуют стандарты, носить и возить всякую дорогую, а потому тяжелую всячину дни и ночи? Кому нравится держать в голове назначение и направление множества проводов, соединяющих всякие ящики в звуковую систему, протягивать кабеля и учитывать сотни мудрых мелочей, связанных с успехом концерта? Кто может терпеть часами музыку не по вкусу? Отвечать на некорректные вопросы непрофессиональных исполнителей, не отвечать грубостью на грубость? Кто хочет, чтоб для него концерт заканчивался не с уходом артистов, а с прибытием на базу последней машины с оборудованием через три дня после него? Кому дано оставаться как бы невидимым несущим элементом в тени славы и известности?
Только немногим.
Разве способны люди, непричастные напрямую к этому роду деятельности, хотя бы на 10% осознать, какие психологические, умственные и физические нагрузки преодолевает техник на концертной площадке? Дано ли стороннему человеку, будь то зритель, артист или шоу-организатор, предвидеть всю внутреннюю трудоемкость приготовления к такому внешне простому и красивому явлению, как концерт? Но если первым и вторым лучше этого не знать, то третьим бы не помешало.
Работа может быть нудна, и на каждом этапе тебя ждут задачи, известные лишь тебе и твоим напарникам, требующие незамедлительного решения. И все это только ради радостного мига - когда включаешь звук и убегая от проводков, приборчиков, колонок, лебедок, цепей, разъемов, уже будучи уверен в этом всем, переносишься в более высокую стихию: Ты стоишь за пультом.
И когда Ник Уоррен, звукорежиссер группы, дошел до этой "кондиции", я вдруг стал воспринимать его не как грозного инспектора, недоступного профи, заехавшего построить нас своими фирменным стандартами, а как еще одного трудягу, на свой, английский манер доброжелательного и отзывчивого фаната аудио-инженерии. Щапка-ушанка (говорят, модно в Европе), делающая его похожим на обыкновенного украинца, и прикольное поведение в компании не мешали ему быть серьезным в работе. (Читай: нет звукорежиссерского пафоса !)
Естественно, для него процесс этого "звукостановления" личности проходил в условиях свободного западного музыкального творчества. Когда-то музыкант и конструктор микшерных пультов, позже звукорежиссер в студии и в зале, теперь работающий с hardcore- группой N1 в мире, он не похож на отечественных коллег, некоторые из которых с испугом смотрят на эквалайзер, обработку звука, не имея представления о его (звука ) физических свойствах, равно как и о свойствах звуковых систем, а об аудио-восприятии человека и вовсе не интересующихся. Вот почему я сразу проНИКся доверием к Нику - ведь он прекрасно понимает, что делает! Это исключает массу недоразумений.
Ему знакомы звуковые системы фирмы EAW- он работает именно на таких. Ему не нужно рассказывать, что с изменением громкости звука изменяется и чувствительность уха к разным частотам - он настроил аппарат именно под свою громкость. Он знает его досконально, поскольку в каждой развитой стране мира, куда он едет с группой, ему предоставят точно такой же.
Он прошел через все это!

 

"На сцене стояло..."


Тем временем техники группы раскрыли свои ящики и принялись устанавливать их на сцене. Вот стойка гитариста - здесь гитарный процессор, пара блоков эффектов, усилитель мощности для гитарных комбов. Кстати, гитарист в качестве гитарного аппарата использовал наши Marshall Lead 900 в стерео. По центру вглубь сцены устанавливается мощный массив из акустических систем KF850 и SB850, служащих мониторами для клавишника по имени Лайам (хорошенькие мониторы в 10 килоВатт за спиной). За "мониторами" спрятана стойка с носителями музыкальной информации - два сэмплера AKAI, две машины ADAT. Вероятно, именно отсюда поступал запускаемый клавишником по MIDI столь великолепно прописанный аккомпанемент-минусовка, из которой на 50% состоял звук, идущий в зал. Рядом слева - барабаны. Подзвучены басс-том, рэк-том, малый, железо. Большой барабан - без микрофона. Ручаюсь, что во время концерта барабаны шли очень чисто вдобавок секвенции клавишника, придавая ощущение живости (live!) к техно-подкладке. А один из их техников оказался их отличным барабанщиком.
Сцену по бокам ограничивали еще 2 массива акустических систем EAW - по 12 кВт каждый. Вот что в понимании ребят из Эссекса должны являть собой прострелы. Помимо этого на сцене 8 напольных мониторов JH15 (по 1 кВт каждый). Еще ребята привезли с собой клавишные и гитары, микрофоны, и всяческие аксессуары на крайний случай в дороге. Все остальное оборудование предоставлено компанией Зинтеко. Так что слухи, будто вуду приедут со всем своим не оправдались.
Вообще, создание особой атмосферы на сцене - не только звуковая задача. Мы установили несколько очень мощных вентиляторов - сцена была продута и в прямом, и в переносном смысле!

 

Главное - система


Открою вам секрет: самое главное в звуке для Prodigy - излишне мощный суббас. Поэтому специально для этого шоу в добавок к нашим 28 сабвуферам SB1000 ночной клуб Бинго предоставил еще своих 12. Это одно из первых заведений такого рода в Украине, инвестировавшее серьезные средства в звуковое оборудование.
Именно упругий и мощный суббас позволил создать такой душещипательный саунд, с каким мы встретились на Prodigy. Вот вам и еще один секрет: весь остальной диапазон частот, на самом-то деле, был не столь уж громким - наибольная вибрация происходила в самом безопасном, но самом ощутимом регионе частот 50-150 Герц. Да и невозможно поднять громкость звука на средних и высоких частотах, не усилив низкие - это будет звучать неестественно, а значит, вызовет слуховой дискомфорт, боль и усталость.
Уоррен на слух установил тембральный баланс в системе, собственно, он просто подчеркнул слегка низ и чуть прибрал верхнюю середину, как частотную область, где ухо наиболее чувствительно. По всему было видно, что аппарат готов к работе без коррекций, и только малюсенькие изящные штрихи в амплитудно-частотном измерении необходимы ему для сотворения звука чудовищной силы, яркости и выразительности. Секрет номер 3: просто очень правильно записанная минусовка (извините за повторение)!
Уже после окончания я спросил его, почему он так сильно предпочитает работать именно на акустике EAW. Ответ был прост: посмотри на эквалайзер - минимум коррекций! Эта система просто великолепно звучит!
"Раньше, с другой группой, я работал на другой системе - D&B. Но EAW - это шаг вперед. Тебе не нужно проводить часы в настройке, Plug-&-Play, включи- отыграй - выключи, получи деньги и свободен!" - заявляет Он с беспокойством за судьбы звукорежиссеров. И в самом деле, райдер группы заявляет исключительную предпочтительность колонок EAW KF850, KF853, SB850, SB1000 для шоу Prodigy. И также во всем остальном звукорежиссер так организовал свою работу, чтобы прикладывать минимум усилий и получать максимальный эффект на концерте.
Проехав тысячи туровых километров и накопив опыт, этот человек все же не останавливается в своем профессиональном развитии.
"Эти ваши KF853 в верхнем ряду массива - удивительно достают до самых дальних рядов! Я обычно не разгоняю их сильно, но в этом случае я сделал их громче - и это сработало."
Впервые в туровой истории группы были использованы акустические системы типа downfill - KF855, направляющие звук под углом вниз, чтоб озвучить зоны прямо под сценой. Они занимают нижний ряд портала. Благодаря их использованию стало возможным пустить зрителей прямо под порталы, углубив стеки сабвуферов и сведя на нет расстояние между толпой и сценой.
Ник без сомнения был вдохновлен полученным эффектом - ведь самые радикальные фаны, находящиеся не иначе как рядом с субами, теперь получали полный спектр частот вплоть до ярких и ровных верхов, коими славится модуль KF855. А ведь этого так тяжело достигнуть на крупных концертах традиционными методами!
Он использовал 4 цифровых эффект-процессора, один из которых привез сам. Работали программы холл, реверб, снейр плейт и моно-задержка типа ленточного эхо. Еще Ник все компрессировал, кроме малого барабана и томов - их он пропустил через гейты, причем малый снимался двумя микрофонами - сверху и снизу. И во время концерта, если вам это о чем-то говорит, положения ручек эквалайзеров на линейках пульта были в области нуля. Вокальные партии (если позволите называть так голоса Кифа и Максима) были полностью живыми, гитара тоже.
- Ник, не страдает ли твой слух? - спросил я, вытерпев раскаты концерта до конца и вдруг с ужасом представив себе, что он-то подвергает себя такой громкости чуть ли не ежедневно.
- Нет, нисколько. Каждые пол-года я прохожу медицинское обследование, и никаких заметных изменений в моем слухе не обнаружено. Конечно же я не хочу, чтоб мой слух был поврежден, чтоб мои уши стали меня обманывать. Я зарабатываю ушами. Просто я строю звук так, что он не вызывает боли на больших уровнях громкости, и этого достаточно для безопасности слуха.
Помимо прочих каналов на пульте я заметил, что один канал был подписан словом "PANIC". Я спросил Ника, что это за микрофон. В ответ он сказал: " А вот что" и ,изображая панику, заорал: "Аааа-а!" А потом пояснил, что есть 2 основных радиомикрофона - Кифа и Максима, а также два запасных - Spare1 и Spare2 на случай, если основные откажут. Если же откажут и запасные, то существует еще один радиомикрофон на самый-самый тяжелый случай. Он-то и называется "Паника". Во такая вот перестраховка.

 

Перестраховка во всем


Лишний раз удостовериться в требовательности команды файерстартеров к оснащенности шоу помогает короткий разговор с продакшнменеджером группы Грехемом Кокрейном. Чтобы детализировать все условия и особенности устройства сцены, звуковую и световую системы, пришлось много обмениваться факсами, электронными посланиями и устными звонками. Чертежи сценических пристроек были выполнены нами специально при помощи компьютерных средств дизайна. Такие моменты, как расположение оборудования сцены, схема ее передника, обстановка "комнаты быстрой смены", расположенной за сценой, схема подвеса световых приборов, количество и типы акустических систем, надежность их подвеса и страховки, качество барьеров и профессионализм служб безопасности - необходимые условия проведения их супершоу, хорошо законтрактированы и обязательны к выполнению.
Грехем лично проверял качество подвесов, сценических пристроек, наличие всего необходимого с нашей стороны персонала. Он же лично выпроваживал левых субъектов, неизвестно как пробравшихся и тусовавшихся за сценой и в зале во время репетиции. Присутствуя на площадке, как капитан корабля, от самого начала до момента, когда последний ящик группы закрыт и погружен в автобус, он умело совмещал в себе радикального и бескомпромиссного руководителя и общительного приятеля. Для усталых ребят из Зинтеко, понимавших его почти без слов, не было лучше стимула, чем его ободрение.
Глядя на группу людей, приехавших с Prodigy и работающих на них, я почуял, что это не просто работа, а стиль жизни для них - они одна команда, невидимая часть айсберга, без которой успех группы не состоялся бы. Каждый из персонала впитал в себя в какой-то мере дух их музыки - и их мировосприятия.

 

Да будет свет


Взяв тайм-аут у Ника, пройдемся по свету. Световой департамент Зинтеко обеспечил Продиджей передовым световым оборудованием Clay Paky.
- Зачем же им на сцене столько вентиляторов? - спросил я.
- Те из вентиляторов, что не рядом с дым-машинами, служат для охлаждения артистов на сцене, вероятно, с подобной же целью ими заказан баллон с кислородом в комнату за сценой.

"Поднятие духа" исполнителей таким образом я встречаю впервые.
- Каким пультом пользовался художник по свету от группы?
- Англичане привезли с собой WholeHog II c приставкой RockWing, с которого шло управление динамикой, а статикой управляли при помощи нашего Avolite Sapphire.
- Согласно световому райдеру клавишнику группы был предоставлен световой контроллер. Какими приборами управлял музыкант?
- Лайам имел за спиной 2 малфея, и по два ПАРа по обе стороны, которые включал-выключал по собственному усмотрению независимо от художника по свету. Интересно то, что в райдере есть примечание, мол этот контроллер должен быть "дуракоупорным", все лишние кнопки должны быть заклеены, и что если что-то не ладится, музыкант начинает нервничать и бьет по всем кнопкам.

 

Киев - не первый, и не последний


К стати, о микрофонах - у них традиция - частенько на последней песне артисты разбивают специально приготовленный для этого работающий проводной микрофон, а техники дарят потом местному звуковому персоналу. И хотя в Киеве им ничего разбить не удалось, счастья были удостоены и мы - и не только получили такой экземпляр со сбитой "головой" на память, но также увидели у них в ящике уйму его подбитых собратьев.
Так что битые микрофоны еще ждут своих счастливых обладателей, а шоу гениальных чудовищ продолжает шествие по миру.

 

Олег Науменко, 5/12/98 http://www.zinteco.com




Швидкий пошук

Ми Vkontakte

The Prodigy Vkontakte

Поділитись з друзями