logo

Реклама

Реклама



"THE PRODIGY" - ЗАВОЕВАНИЕ МИРА

THE PRODIGY - ЗАВОЕВАНИЕ МИРА.


Все началось, конечно, раньше, но "Firestarter" - это был прорыв. Этот танцующий мужик со странной прической, достойный гость punk-притонов, вдруг стал врываться в дома добропорядочных граждан, наводя ужас и завоевывая поклонников.

Пока британские масс-медиа пытались создать сенсацию из мертворожденного стиля brit-pop, у них под боком, не подчиняясь их законам, появилось явление мирового масштаба, успех которого во много раз превзошел достижения "Suedе", "Oasis" и "Blur" вместе взятых. Следующим после "Firestarter" сингл "Breathe" поскользил уже по накатанной колее. Keith Flint стал часто появляться на обложках респектабельных журналов. Он доказал, что его имидж больше, чем punk, как и вся музыка "Prodigy". Штурм Америки полностью превратил британцев из танцевального rave-коллектива в рок-группу со всеми составляющими, и это принесло победу. Предпочитающие гитарную музыку американцы приняли "Prodigy". Liam Howlett, студийный волшебник из Эссекса, вокалисты-танцоры Flint и Maxim Reality и танцор Leeroy Thornhill - это музыка конца века. Основавшись в 1990 году как обыкновенный танцевальный проект, известный только по клубам, ансамбль "Prodigy" привлек к себе внимание после появления второго альбома "Music For The Jilted Generation" в 1995 году. Именно с этого альбома Howlett начал примешивать punk, hip-hop и rock-элементы в саунд капеллы, создавая новое лицо rock'n'roll'а. "Firestarter" показал, что будущее за такой музыкой. Liam Howlett: "Firestarter" послужил толчком для создания нового альбома. Я понял, что я созрел для этого. В этой песне чувствовалось что-то свежее. Это -прогресс". "The Fat Of The Land", без сомнения, самый знаменитый альбом 1997 года. Смешение стилей настолько очевидно, что слушая релиз, можно определить - вот эта песня понравится фанам metal'а, эта - фанам hip-hop'а, эта - punk'а, а эта - rave'а. Но все вместе - это "Prodigy". Предлагаем вам самое горячее интервью с мозговым центром группы, которое мы достали благодаря щедрой тетеньке Межсети.

Корр.: - Вы по-прежнему все свое время и творческую энергию уделяете только "Prodigy"?

Liam Howlett: - Да, в данный момент только "Prodigy". Хочу полностью использовать этот поток, который создал современное звучание. Кроме этого, немало предложений поработать над ремиксами. Эта работа требует сотрудничества. Я бы хотел сотрудничать с такой группой, как "Korn". Сорт экстремальной электронной музыки и сорт groove-metal'а. Меня очень интересует heavy-саунд. Я думаю, что должно получиться здорово. Хотя есть предложения от групп, которые сотрудничеством со мной просто хотят поправить свое положение. Я лучше с "Prodigy" поработаю.

Корр.: - Работа с "Korn" уже началась?

Howlett: - Мы практически договорились. В принципе, я знаю, как я буду работать. У меня есть опыт сотрудничества с Tom'ом Morello из "Rage Against The Machine". С ним мы создали песню для саундтрека к фильму "Spawn". Это довольно простая вещь. Tom и я просто импровизировали, сочиняя ее. Четыре дня и все готово - песня для фильма. Я бы поработал над ней еще неделю. Но, она и так хорошо звучит. Я доволен.

Корр.: - Каково будущее у "Prodigy", что еще не доведено до совершенства - ведь группе уже семь лет?

Liam Howlett: - Всем ясно, что когда мы перестанем прогрессировать, группа умрет. Мы не из тех групп, которые любят кататься на мертвых лошадях. Я лично, не хочу вечно делать одно и то же. Сейчас группа движется. Мы - в Америке. Когда мы играем на сцене, то это тоже не совсем привычное состояние. Сейчас я не хочу записывать новый альбом. На данный момент - это наш последний. Это не означает, что на нем заканчивается история группы. Это просто фиксация момента. Я не думаю, о том что в следующем году нужно будет записывать новый альбом. Это состояние не напрягает меня. Я никогда не планирую ничего на год вперед. В следующем месяце, может быть, мы выпустим сингл... или два. Какие-нибудь интересные ремиксы, может что-нибудь новенькое.

Корр.: - Предыдущий альбом создавался два года.

Howlett: - Не совсем так. Год и два месяца для написания. И в это же время было много выступлений. Я дважды в течение этого периода отправлялся на каникулы - люблю на доске по снегу. Со своей подругой. Я много времени провожу в студии, но это не значит, что я каждый день торчу там. Бывает, что я появляюсь там раз в неделю и то только для того, чтобы не забыть, чем там занимаюсь. Но я живу в ней, если чувствую вдохновение. Так что это неверно, что альбом создавался два года. Когда появился "Jilted", то на следующий день я не пошел в студию записывать новый альбом. Я долго ждал. Я говорил всем, что "Jilted" - это последняя наша запись. И я не хотел создавать что-либо новое. Но однажды я написал "Firestarter", и это событие, словно рычаг, включило меня на новый альбом. Я понял, что я созрел для нового. "Firestarter" - это спасение "Prodigy".

Корр.: - На первом альбоме "Prodigy" есть версия старой песни Arthur'a Brown'a - "Fire", на "Jilted" - "The Heat (The Energy)". Последовательная линия огненной темы?

Howlett: - Совершенно случайное совпадение. Меня не раз спрашивали об этом. А раз часа в три ночи ко мне вломился один парень (из соседей) и стал допрашивать, одержим ли я огнем, не сатанист ли я. Он не был пьян. Это были наркотики или что-то вроде этого. Но для меня с тех пор подобные вопросы воспринимаются только так - люди, которые задают вопрос, не одержим ли ты дьяволом, сами очень сильно одержимы чем-то. Когда я создавал "Firestarter", мне нужна была соответствующая лирика. Песня описывает Keith'а. Описывает Keith'а как личность. Описывает концертное состояние. Когда Keith писал эти слова, он описывал себя. К примеру, "Mind detonator" -- это очень подходит Keith'у, ведь он очень много думает. Просто очень много. Кстати, мы играем еще одну "огненную" песню "Fuel My Fire" из репертуара "L7". Эта песня разрушает шоу. Многие ее не любят. Все хотят, чтобы под конец мы сыграли "Firestarter", "Out Of Space" или "No Good", кричат. А после "Fuel My Fire" нам легко уходить.

Корр.: - "Prodigy" - это "Sex Pistols" конца девяностых?

Howlett: - Нет. "Prodigy" - это "Prodigy" девяностых. Меня всегда раздражает, когда нас сравнивают с чем-то из прошлого. Новые "Rolling Stones" или новые "то" или "это". Keith - это не новый Johnny Rotten. Таких групп, как мы, до нас не было. Возможно, эти сравнения идут оттого, что люди не могут принять нового. У нас есть элементы "Sex Pistols", вернее, punk-rock'а, но это не значит, что мы делаем то же, что и они. То, что у Keith'а такая прическа - это не значит, что он John Lydon. Некоторые говорят, что их голоса похожи, но я как фан Lydon'a заявляю, что непохожи. Keith не умеет петь. Ни на один процент. Lydon может петь процентов на пять. Вот и весь punk.

Корр.: - Вы отвергаете идею рок-звезд... Вам на это ...?

Howlett: - Точно. Я встречал много рок-звезд. Bono, David Bowie... Я встречался с ними. Они такие же люди, как и мы. Мне смешно, когда люди представляют их особенными. Когда я был моложе, я ездил на рок-фестиваль в Гластонбьюри, и я переживал от любопытства: что же там происходит за сценой. Там наверняка крутое застолье. Там творится черт знает что. С этой стороны все не так, как там. Так мне казалось. Оказывается, что здесь, за сценой, так сказать, все слишком нормально. Года два, а то и три назад "Jilted" занимал всюду первые места. Мы были в Германии - и там тоже на первом месте. Мы пошли в клуб выпить. Инкогнито. Расслаблялись с друзьями. В зале было полно народу. И вдруг появились чьи-то вышибалы, расчищая дорогу. Они старались для одного парня, который мнил себя рок-звездой. Я никогда о нем ничего не слышал. У него-то и альбома еще не было, только сингл где-то на семьдесят восьмом месте. Но он уже чувствовал себя рок-звездой и прибыл сюда на лимузине и с телохранителями. Тут были и фотографы, суетящиеся вокруг. Ну, мы решили позабавиться. Типа: "А кто вы такой?" А он: "Вы не знаете?! У меня хит в параде". А мы: "Ну и что?" Когда мы признались, кто мы, то он почувствовал себя идиотом и тут же сбежал. Тот, кто думает, что он рок-звезда, нуждается в напоминаниях о реальности.

Корр.: - И Keith согласен с тобой?

Howlett: - Да, мы с ним помногу часто беседуем. Он, конечно, необычный человек. Он не живет в реальном мире. Без сомнения, он лучший MC в мире.

Корр.: - В буклете вашей новой пластинки есть странный пародийный политический слоган: "We have no butter, but I ask you, would you rather have butter or guns? Shall we import lard or steel? Let me tell you preparedness makes us powerfull. Butter merely makes us fat. Steel? Lard?" Хотелось бы объяснений.

Howlett: - Ты знаешь, кто автор? Hermann Goering, правая рука Hitler'а. Но не надо заострять на этом внимание и подражать тем, кто утверждает: "Prodigy" - нацисты!" Ведь это чушь - у нас в группе два негра, как мы можем быть нацистами?! Эта цитата в контексте нашего альбома звучит совершенно иначе. Это что-то вроде послания подросткам-неудачникам - мол, будь мужчиной. Мне показалось, что эти слова обладают стилистикой и энергией hip-hop'а. Это далеко от нацизма. Это вообще не имеет отношения к политике. Это непростая фраза, и пусть люди поломают голову над ней.

Корр.: - На вопрос газеты "NME" о песне "Smack My Bitch Up" ты ответил, что это "самая бессмысленная песня, которую я написал. Я не знаю, почему в ней такие слова".

Howlett: - Эта песня самая бессмысленная песня, которую я когда-либо написал. Но она живет, она работает. Некоторые вещи настолько просты, что не требуют объяснений. Мне нравятся всякие там rap-заморочки, агрессивные лозунги. Вот и мы использовали это. Это не имеет никакого отношения к реальности. Уж не думаете ли вы, что мы вправду призываем к насилию над женщинами? Это в том же стиле, что и слоган. Ведь и "Firestarter" не призывает палить все вокруг. Это о Keith'е. Хотя я предвидел, что со "Smack My Bitch Up" будут проблемы. Я специально шел на провокацию.

Корр.: - Возможно, что это пародия на gangsta-rap?

Howlett: - Нет, я не пародирую gangsta-rap. Я смеюсь над английской прессой. То, что провокация удалась - я доволен. Когда я был юн, я слушал "Ultramagnetic MC", "Public Enemy" и Schooly D. О пистолетах, наркотиках и женщинах. Мне это нравилось. Часть этой культуры есть и у нас. На "Jilted" не меньше таких вещей.

Корр.: - Тебя удовлетворило сотрудничество с Kool'ом Keith'ом?

Howlett: - Это мне нравится больше, чем когда мы работали с "Kula Shaker". Я слушаю "Ultramagnetic MC" с 1986 года и крутой фан такой музыки. Поэтому и появилась песня с ним. Сначала я написал одну вещь, потом понял, что сюда нужен вокал, и полностью переделал вещь. Сделал ее проще. Это самая простая песня в альбоме. Но это именно та композиция, которую я постоянно кручу у себя в машине. И дома.

Корр.: - Вы также сотрудничали на этой пластинке с Crispian'ом Mills'ом из "Kula Shaker" в девятиминутной "Narayan". Почему с ним?

Howlett: - Еще полтора года назад я договорился с Perry Farrell'ом о том, чтобы в этой песне звучал его голос. Я создал великолепную инструментальную основу для этого. Психоделическое ощущение. Мне нравится голос Perry. У него неуловимый голос. Мы отослали ему запись, и он прослушал ее и согласился, но после своих мероприятий, а у него были впереди фестивали "Lollapalooza" и "Enit". Мы проверили свои планы, и у нас оказались, выступления на "Phoenix", "Reading" - другие крупные английские фестивали. Он тогда сказал, что раз у нас нет времени для него, то он отказывается. Это было не очень здорово, и мы вновь отослали ему запись, но он даже не ответил. И тут я услышал песню "Tattva" из репертуара "Kula Shaker". Я понятия не имел, что это за группа. Но я предложил Crispian'у спеть вместо Perry. В общем-то, это не совсем одно и то же, но нам понравилось, и мы оба остались довольны. А так я не фан "Kula Shaker". Некоторые их песни хороши, но я не большой сторонник индийских и кислотных влияний. Я использовал индийский вокал в "Smack My Bitch Up" и "Narayan", но это не то, чем я планирую заниматься серьезно.

Корр.: - "Prodigy" - это разрушение?

Howlett: - Что ты имеешь в виду, объясни, пожалуйста...

Корр.: - У вас столько провокационного, агрессивного, опасного...

Howlett: - "Prodigy" постепенно, возможно, прекратит саморазрушение, потому что мы создали столько всего, и нам пора измениться. Мы должны уйти от собственной смерти. То есть свернуть с пути саморазрушения. Пока нам это доставляет удовольствие. Ведь это опасно. Это игра... Это не сохраняет направление, но придает жизненную силу. Таковы мы. Это риск, но настоящее дело, преодолевающее лимиты, барьеры. И это не то, чтобы играть ради самосохранения.

Продолжение следует...

Материалы подготовили: генерал-редактор плюс Ваш Терминатор Сократ.

http://www.enet.ru/win/digitalKenig/news/nn/152/4_big.html
© Новый Наблюдатель




Швидкий пошук

Ми Vkontakte

The Prodigy Vkontakte

Поділитись з друзями