logo

Реклама

Реклама



Liam интервью сайту www.suicidegirls.com

Liam интервью сайту www.suicidegirls.com



Сложно поверить в то, что минуло уже 10 лет с тех пор, как The Prodigy ворвались в мейнстрим с их цепляющими техно-подобными хитами Smack My Bitch Up и Firestarter. Ну а на данный момент, прежде чем The Prodigy выпустят новый материал в конце этого года, наслаждаемся коллекцией их хитов Their Law: The Singles 1990-2005.


Daniel Robert Epstein: Чем ты сейчас занимаешься?


Liam Howlett: Я занят в студии.

DRE: Над чем работаешь?
Liam: Новый альбом, проекты со стороны, прочее дерьмо.

DRE: Сольный альбом?
Liam: Нет, не сольный альбом. Продюссирую нового вокалиста.

DRE: Можешь сказать, кого?
Liam: Это совершенно секретно.

DRE: Как ты пришёл к решению выпустить Their Law?
Liam: Это за нас решила звукозаписывающая компания. Просто пунктом номер 5 в нашем контракте значился вот именно такой сборник. Мы не хотели этим заниматься, поскольку у нас уже тогда имелся материал для новых треков, с которым мне хотелось поработать в студии. Но они нам указали что мы были обязаны сделать в первую очередь. Ну и раз уж нам пришлось этим заниматься, мы захотели, чтобы и в этом тоже был элемент творчества. Так мы пришли к решению выпустить двухдисковый альбом. Я, конечно, горд за результат, но если бы мы сразу приступили к записи нового альбома, материала бы уже сейчас было намного больше.

DRE: Раз это сборник лучших синглов, можно рассматривать это как сборник лучших хитов?
Liam: Я не отношусь к нему, как к сборнику лучших хитов. Это звучит слишком значимо.

DRE: Какова была твоя роль в создании DVD?
Liam: Всё, что вы имеете возможность видеть и слышать – всегда согласуется внутри группы всеми участниками. Все созданные нами клипы мы всегда сами придумывали, режиссировали или со-режиссировали. У нас были как удачные, так и неудачные клипы, поэтому, я думаю, важно дать поклонникам увидеть всё одним целым, чтобы люди могли понять, что собой представляет группа.

DRE: У тебя нету давящего чувства, что сейчас ты должен написать нечто такое же популярное, как The Fat Of The Land?
Liam: Вообще-то нет. На самом деле, любая группа, создавшая что-то выдающееся, испытывает такое давление, но оно чаще исходит от других людей. Последний альбом было из-за этого тяжело писать, но хорошо, что сейчас это всё уже позади и теперь мы на новой экспериментальной волне и чувствуем себя намного бодрее. В таком состоянии я был где-то три года назад, но сейчас всё по-другому.

DRE: Как тебе удалось преодолеть это чувство?
Liam: Ну если на тебя ничего не давит, ты просто перестаешь работать как следует. Простым этот процесс не должен быть, да и не был он никогда простым. Так что на нас давят, а мы переносим это давление на что угодно – мощный звук, злобный бит, ну или просто для того, чтобы не валять дурака.

DRE: Так, получается, работу с Their Law вы уже завершили, и теперь ты займёшься новым материалом?
Liam: Точно. Мы теперь можем двигаться вперёд, пробовать что-то новое, мы снова вместе и втроём. На последнем альбоме я не использовал вокал Кифа или Максима. Но для записи нового альбома группа в студии соберётся в полном составе.

DRE: Значит, Wake The Fuck Up – это новый трек?
Liam: Этот трек был записан, когда у нас был большой тур по Англии, и он был создан специально, чтоб с ним выступать вживую во время этого тура. Так как тур был вобщем-то посвящён старым трекам, нам хотелось внести и что-то новое. У меня не было желания вынашивать его до времён следующего альбома, поэтому его я решил выпустить на своём сборнике.

DRE: Ну так вы всё уладили между собой?
Liam: Да, мы вновь старые добрые друзья.

DRE: Кто сделал первый шаг?
Liam: Да нет, никто из нас никого не обидел, просто давили жизненные обстоятельства. Мы перестали общаться, потом началась параноя, а чем больше ты грузишься по какому-то поводу, тем более гипертрофированными тебе кажутся обстоятельства, хотя реально они не таковы. Мы решили, что хотим вернуться, провести несколько концертов, выступить вживую и впоследствии, в течение трёх-четырёх месяцев, в номерах отелей, мы всё разрулили.  Порой мы разговаривали до трёх-четырёх утра,  разрешая всё трудности, зато теперь всё нормально. Эти парни мне как братья.

DRE: Насколько экспериментальным станет новый альбом?
Liam: Мы только-только начали этим заниматься, так что пока мы просто апробируем некоторые новые идеи. Несомненно, есть определённые рамки, в которые группа должна вписываться, в основном это то, что нужно писать треки, которые можно играть вживую и которые бы не были менее энергичны, нежели все остальные. Треки должны будут нести прежний заряд, когда будут играться вживую, чтоб альбом не вышел слишком абстрактным. Чтобы, когда мы будем играть новый и старый материал вместе, треки несли по крайней мере такую же или даже большую энергию. Когда я пишу треки, я всегда представляю себе сцену.

DRE: Как это происходит?
Liam: Можно запечатлеть энергию, отдачу публики, динамику мелодии и заряд, который она несёт, то, как она взрывает сцену. Это скорее личные ощущения между членами группы, мы всегда чувствуем, когда всё идёт как надо. Когда идёт правильный бит, когда хорошо вписываются слова, сразу видно, потому что это овладевает всеми.

DRE: Что заставило тебя сделать кавер на Dolly Parton и ELO?
Liam: Весь альбом (имеется в виду Back To Mine, вероятно – прим. пер.) основан на том, что я слушаю дома. Я никогда особо не увлекался музыкой кантри, но эффект от Dolly Parton на своей вечеринке я забыть не могу (в одном из предыдущих интервью Лиам рассказывал, как он любит выводить гостей из себя, включая стрёмную музыку совершенно не в тему, и наблюдать за реакцией присутствующих  – прим. пер.). Поэтому я хотел задействовать это в альбоме, запечатлеть эту мелодию.

DRE: Ты голосовал за Dolly на Academy Awards?
Liam: Нет, мне просто нравится та песня. Так я про неё вообще ничего не знаю.

DRE: Ну уж по крайней мере про её огромные сиськи ты точно знаешь, верно?
Liam: Ну да, как она выглядит я знаю. Вообще-то, моя жена выступала с ней на каком-то английском ток-шоу. Моя жена – участница одной из известных в Англии поп-групп [All Saints], так вот она пела вместе с Dolly Parton на том шоу, там я её и видел.

DRE: Что ты думаешь про ремикс с Method Man?
Liam: Он хорош. Вообще, я хотел поработать над ним в студии, но как всегда ничего не получилось. Всегда так выходит с этими сборниками.

DRE: Вы вместе с женой ничего не ваяете?
Liam: Нет, у нас исключительно личные отношения.

DRE: Почему так?
Liam: Я убеждён, что подобные вещи нужно строго разграничивать, так устроена жизнь. Мы немного разными вещами занимаемся вообще-то: жена моя больше по части поп-музыки, а я работаю в более грязном, чтоли, стиле.

DRE: Как поживает твоя сумасшедшая причёска?
Liam: Да у меня просто всегда бардак на голове, мне вот так нравится. Вообще, я горжусь тем, что никогда не хожу в парикмахерскую. Я сам себя стригу.

DRE: А у меня не получается самого себя подстричь. Как тебе это удается?
Liam: Просто нужно относится к этому творчески, да и когда у тебя беспорядок на голове, это не так уж и важно. Просто отстригаешь лишнее, когда волосы становятся длинными.

DRE: Когда начнётся ваш тур по Америке?
Liam: Мы начнём уже в этом месяце, а в июле надеемся проехаться по западному побережью.

Переклад FLatLine
flatline@nm.ru




Швидкий пошук

Ми Vkontakte

The Prodigy Vkontakte

Поділитись з друзями